До-Ви-Ма – остаться навсегда

Dorothy Virginia Margaret Jubaurl

Кто такая Довима?

Если даже вы не очень интересуетесь модой, то хотя бы раз в жизни видели фото Ричарда Аведона «Довима и слоны». Кстати, оно было опубликовано в одном из прошлых номеров нашего издания в рубрике «История одной фотографии». Было известно, что рост её составлял 173 см, а вот другие параметры неизвестны. Ходят слухи, что у неё была самая тонкая талия в модельном бизнесе. Довиму называли последней аристократкой среди моделей. У неё был сложная и трудная судьба.

Дороти Вирджиния Маргарет Джуба родилась в 1927 году в Квинсе и была наполовину полькой, наполовину ирландкой. У неё были темные волосы и красивые глаза. В десять лет Дороти заболела ревматизмом, а потому училась дома с приходящими учителями. Восемь лет из своей детской жизни она провела в постели, страдая от болезни. В результате ей не удалось получить какого-либо серьёзного образования, но она хорошо рисовала. А свои работы подписывала первыми слогами имени – так и возник знаменитый псевдоним Довима.

«Я никогда не считала себя красивой женщиной», – сказала она однажды. – Ребенком я была костлявым, долговязым существом с уродливыми передними зубами – я сломала их, играя в мамином шкафу».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Вопреки неутешительным прогнозам медиков До была объявлена полностью здоровой в восемнадцать лет. Она устроилась продавать леденцы в кондитерской на Пятой авеню, пошла учиться в художественную школу. В 1948 году она вышла замуж за Джека Голдена, сироту, который работал в банке и жил этажом выше. Он переехал к ней. Шесть месяцев спустя До выгнали из рекламного агентства, где она иногда подрабатывала.
И, может быть, совсем скоро мир узнал бы о художнице по имени Довима, если бы не каприз судьбы…

В мир моды она попала совершенно случайно: однажды Довима стояла у лифта на Лексингтон-авеню, 480, поджидая подругу. В это время к ней подошёл человек и сказал: «Пойдемте со мной!». Через полчаса у девушки была новая укладка, а также 17,5 долларов за фотосессию для журнала «Glamour». Уже на следующий день Довима стала моделью агентства «Ford». Её успех был молниеносным, кроме того она стала самой высокооплачиваемой моделью, ей платили от 30 долларов в час.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

«Это был молниеносный успех, – рассказывала До. – Меня направили к Эйлин Форд». На следующий день она уже позировала Ирвингу Пенну. Пенн попросил её улыбнуться. Она бросила на него загадочный взгляд, не желая показывать свои ломаные, потемневшие передние зубы, которые Довима сломала ещё девочкой, ударившись ими о мамин платяной шкаф. К двадцати годам зубы потемнели и сделали её улыбку, мягко говоря, непрезентабельной.  Но фотографов и редакторов модных журналов не останавливали стоматологические проблемы Довимы, – для них это были лишь незначительные дефекты, которые легко выправлялись ретушью. Зато всё остальное представляло большую ценность, создавая особенно утонченный образ, который приносил кучи денег.

— После той первой сессии «Vogue» снимал меня каждый день, и я сама уже начала думать о себе как о модели. Я была то примой-балериной, то танцовщицей, то кинозвездой, то клоуном, то брошенной женой. Я была всем, что можно выразить с помощью взгляда, жеста, позы, настроения и правильно подобранного костюма. Чем больше требовали фотографы, тем больше я готова была отдать. Я находила способы за три минуты изменить прическу… Иногда, если мы работали не в студии, я переодевалась в такси или под деревом. Однажды я переодевалась даже в телефонной будке.

Довима трудилась с полной отдачей. Она могла создать любой образ, а затем сменить его в считанные минуты.  Не прошло и месяца после первой съемки, как Довима стала почти ежедневно ходить на фотосессии для «Vogue». Она стала привыкать к работе модели, а постоянное перевоплощение в совершенно непохожие образы были похожи на какую-то увлекательную игру. Она никогда не поднимала «таксу» на свои съёмки, но за неё это делали сами работодатели, сражаясь за «фоточасы» Довимы словно на аукционе.

В августе 1950 года Довима поехала работать в Париж для «Harper’s Bazar». Когда она приехала в Египет для очередных съемок с Аведоном, её спросили, как ей понравилось в Африке.

Dovima_132.26_MetExhibtion

— Африка? – переспросила она. – Какая ещё Африка? Это же Египет. – ей сказали, что Египет находится в Африке, на что она ответила: — Надо было запросить двойную цену!

Много лет спустя Ричард Аведон рассказывал модели Лорен Хаттон об этой поездке.

— Она собиралась в путешествие по пустыне на верблюдах, — говорит Хаттон. – Дик велел всем не брать больше одной небольшой сумки, но Довима притащила огромный чемодан. Он решил, что у неё там одежда, и спросил: «Зачем ты тащишь с собой столько тряпок?» А она ответила: «Это не тряпки, это мои книги!» Но оказалось, что это всё комиксы – огромный чемодан комиксов.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

По словам друзей, Довима совсем не изменилась, даже когда деньги полились рекой (5000 долларов в первый год; 15000 во второй; 30000 к 1945-му) и она немного привыкла к этому новому миру. К 1953 году она успела поработать едва ли не со всеми знаменитыми фотографами. Но Эйлин Форд всё больше утомляла её. И потому она не смогла отклонить предложение Натали Пейн, бывшей модели Ford. В 1953 году Довима начала работать в новом модельном агентстве «Plaza Five».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— С Довимой иногда бывало непросто, — говорила Натали, — но если она опаздывала на студию, то обычно так раскаивалась, что её все прощали. Не уверена, что кто-то стал бы терпеть подобное поведение от какой-нибудь другой модели.

Довима появлялась на обложках всех модных журналов и работала со всеми основными фотографами. Девушка стала любимицей Ричарда Аведона, который сделал огромное количество её фотоснимков. А имя этого мастера камеры известно каждому ценителю искусства фотографии. Аведон открыл новую страницу в мире модной фотографии, освободив её от жестких рамок условностей.

В 1955-м они создали, возможно, самую знаменитую модную фотографию всех времен – «Довима и слоны» (Dovima at the Cirque D’Hiver). Она утверждала, что в тот день они сделали за час не меньше ста фотографий.

Dovima with elephants, Evening dress by Dior, Cirque d'Hiver, Pa

— Когда мы наконец закончили, мне казалось, что слоны – мои друзья и мы с ними работаем вместе. Мы синхронно раскачивались взад и вперёд, — вспоминала она.

Аведон хотел, чтобы она выглядела спокойной и отчужденной, словно никаких толстокожих рядом и в помине не было.

За фото «Довима со слонами, вечернее платье от Dior», выполненное специально для одной из выставок Ричарда Аведона, покупатель заплатил рекордную сумму в $1 151 976 на аукционе Christie`s в 2010 году. Американская красавица ирландского происхождения с восхитительными пропорциями и глазами цвета бирюзы составила славу агентства Ford в те времена, когда модели требовались лишь кутюрным домам и модным журналам. Она воплощала тип роковой женщины своего времени. Довима – любимая манекенщица Кристиана Диора и Жака Фата. Ричард Аведон называл Довиму «самой удивительной и необычной красавицей своего времени».

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Сама Довима никогда не считала себя красивой, а из-за худобы комплексовала. Никогда не сидела на диетах, наоборот, старалась набрать заветные килограммы. Модельный бизнес не воспринимала серьезно и даже ненавидела свою работу.

«Она была суперутонченной моделью эпохи утонченности – уж точно не девушкой из соседнего дома», — сказал однажды о ней Джерри Форд. Но на самом-то деле Довима как раз была девушкой из соседнего дома.

Все, кто общался с Довимой отмечали её очарование, утонченность, умение перевоплощаться. Она могла быть танцовщицей, кинозвездой, клоуном, домохозяйкой в кадре. Меняла позы, жесты, была очень податливым «материалом» для фотографов. Но в тоже время она была необыкновенно глупа. Это её качество отмечали все, кто с ней пытался общаться на более-менее отвлеченные от модельного бизнеса темы. Кроме, как позировать перед фотокамерами знаменитых фотографов, Довима больше ничего не умела. Некоторые её поступки иногда становились поводом для насмешек окружающих. Например, она могла использовать биде в номере гостиницы в качестве вазы для цветов.

К 1955 году муж Довимы Джек Голден потерял работу в банке. В этом году он жил в Париже за счёт Довимы. Как-то раз он напился, как это с им часто бывало, и вывалил под ноги репортеру мусорное ведро. До спокойно стояла рядом, дожидаясь, когда он позволит ей убрать.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Если бы не муж, зачем бы мне это было нужно? – спрашивала она другого интервьюера. – Думаю, мой муж – единственный мальчик в моей жизни, который считал меня красивой.

Довима повысила свою ставку до 60 долларов в час. Теперь она работала не более четырёх часов в день. В 1957-м она снялась в музыкальном фильме Стэнли Донена «Смешная мордашка» в роли модели по имени Мэрион. Вернувшись в Нью-Йорк, она пошла учиться в актёрскую студию Ли Страсберга. Тогда для моделей открывался новый мир, мир телевидения, и Довима была полна решимости стать его частью. Она снималась в нескольких телевизионных программах, развелась с Голденом и снова вышла замуж за Алана Мюррея, чиновника службы иммиграции и натурализации. Она отдала ему все свои деньги, как уже отдавала Голдену. Они жили в девятикомнатной квартире на Седьмой авеню и почти каждый вечер ходили куда-нибудь развлекаться. В 1958 году у них родилась дочь Эллисон. Роскошная жизнь требовала всё больше финансовых средств. Довима становилась старше, но тем не менее в конце этого года она снова повысила свою ставку до 75 долларов в час.

— Она вышла за своего второго мужа, которого нельзя было назвать приятным человеком, — вспоминала Натали Пейн. – Он велел ей поднять ставку, хотя мы были против. У неё была масса заказов, она подняла ставку, и заказы прекратились. Тогда она захотела получить часть агентства. Так сказал ей муж. Она была просто марионеткой в его руках, по крайней мере так мне казалось. И тогда она объявила всему миру, что владеет частью «Plaza Five», — разумеется, так оно и было, — даже не обсудив это со мной. Мой адвокат встретился с ней, и она потребовала, чтобы ей платили столько же, сколько и мне, что, на мой взгляд, было не очень разумно. В конце концов, я выкупила её долю, и очень жаль, потому что она могла бы далеко пойти в этом бизнесе. У неё были отличные отношения с девушками; она могла работать с прическами и макияжем. Она много чего могла сделать.

tumblr_m2csnih5ro1qh0yodo1_1280

Довима всегда считала свою жизнь историей Золушки, и неудивительно, что она сама запланировала счастливый конец. Она твёрдо решила не ждать того момента, когда камера станет жестокой и уйти с модельного бизнеса на пике своей славы. И хотя Довима продолжала позировать до 1962 года, позже она говорила, что решение пришло к ней на верхней ступеньке кованой железной лестницы в студии Аведона в 1959-м. Она была одета во что-то ярко-розовое и держала огромную букву «А», которая должна была стать частью логотипа «Harper’s Bazaar» на обложке. Посмотрев вниз, она вспомнила совет друга уйти, когда она окажется на вершине. «Это моя последняя съёмка», – сказала она изумленному Аведону. По окончании работы он лишь откупорил бутылку Dom Perignon.

В 1958 год Довима родила дочь Эллисон, но её появление на свет не спасло семью. Второй брак Довимы распался в 1960 году. В тот же год она переехала с дочерью в Лос-Анджелес в надежде продолжить свою актёрскую карьеру. Её второй муж заявил о похищении ребенка в ФБР. Вследствие этого Довима потеряла опеку над Эллисон во время развода и больше никогда не видела девочку.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Спустя восемь лет Довима возвращается в Нью-Йорк и подписывает контракт с недавно созданным агентством «Wilhelmina Models», по которому она должна интервьюировать поступающих моделей и помогать на семинарах по искусству создания модных причёсок и макияжа. Через два года ей это надоело и захотелось двигаться дальше. Она разослала письма потенциальным спонсорам, чтобы открыть своё собственное дело. «Настало время для появления агентства Довимы», — было написано там. На самом деле время не настало, но Довима продолжала заниматься этим проектом и в конце концов открыла на деньги бизнесмена Берни Корнфилда «Talent Management International». И хотя это было вполне достойное агентство, шансов у него не было. Когда у Корнфилда начались проблемы с законом, он просто закрыл его. На этом и закончилась карьера Довимы. Вскоре она уже работала продавщицей в магазине одежды. Потом она перенесла тяжёлую пневмонию и в 1974-м переехала во Флориду, чтобы быть поближе к своим родителям.

— Я выкинула свои накладные ресницы, — говорила она о том решении.

Изысканная и недосягаемая Довима, всегда в душе была простой девушкой с соседнего двора, мечтавшей о простом женском счастье. И она в конце концов нашла его с Вестом Холлингвортом, барменом в ресторане, где она работала официанткой. Они поженились в 1983-м году и 3 года были счастливы. В 1984 году Довима перешла на работу в Пиццерию в качестве хозяйки. Она сказала, что работала с хорошими людьми и была талисманом для своей футбольной команды. Она наслаждалась этим статусом, как местная знаменитость. Семейное счастье было прервано, когда у Холлингворта диагностировали рак. В 1986 году его не стало. Вскоре после этого у неё обнаружили рак груди. Следующие четыре года она прожила одна, несчастная и чаще всего пьяная. Довима скончалась 3 мая 1990 года. Последним выражением преданности, от которого у Эйлин Форд по её собственному признанию до сих пор сжимается горло, было то, что Довима поручила своему бывшему агентству управление её имуществом.

— Я поехала и вскрыла сейф, – говорит Форд. – В нем было всего сто долларов.

Довима познала много жизней: инвалида, топ-модели, жены, матери, актрисы и официантки. Но это не имеет значения – её наследие и вклад в моду и модельный бизнес остается самым заветным. Она была моделью, супермоделью и это навсегда…

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Неоценимость настоящего и увлекательность будущего

4t2a5906_redtalk

Все свои украшения Roberto Coin создает самостоятельно совместно с первоклассными ювелирами. Его стиль неповторим и имеет свои уникальные особенности, благодаря которым ювелирные украшения Roberto Coin невозможно спутать с другими марками. Все коллекции отличаются креативностью, а каждое изделие просто сияет роскошью в прямом смысле этого слова. Тому пример известный бриллиант от Roberto Coin, который имеет 100 граней, что придает ему неповторимое сверкание.

В числе поклонников ювелирного искусства Roberto Coin такие знаменитости, как Холли Берри, Клаудия Шиффер, Наоми Кэмпбэлл, Николь Кидман, Мадонна, Шэрон Стоун, Дениз Ричардс, Ума Турман и многие другие звезды Голливуда. Его обожают за то, что у него своя собственная философия жизни. Он старается видеть мир иначе, отражая свои взгляды на окружающий мир в своих работах.

Roberto Coin – мудрый философ, который старается через свои работы дарить людям радость, любовь, добро, красоту, тем самым делая мир совершенным. Он убежден, что завтра непременно будет лучше, чем сегодня, а если все будут думать точно так же, то и жизнь станет намного проще и счастливее. Возможно, поэтому Roberto Coin занимается благотворительностью. Roberto Coin стремится сделать что-то новое, что никто до него ещё не сделал, и у него это отлично получается. Но ведь известно, что частью любого признания являются те, кто всегда рядом, чуть сзади, словно прикрывают спину от неожиданностей, всегда готовые принять часть «сюрпризов судьбы». А потому с уверенностью можно утверждать, что успех бренда Roberto Coin в равной степени принадлежит и Пилар Коин, которая вместе с супругом 11 июня стали гостеприимными хозяевами мультибрендового бутика Glampire Jewellery, что расположен по ул. З. Алиевой, 41.

 

— Ювелирное искусство не существует без провокации. А как раз изделия Roberto Coin сделаны с её лёгким налётом. Это было изначально задумано, чтобы стать «Номером один»?

Р.К.: Нет. В мир драгоценных украшений я пришел из другой отрасли — гостиничной индустрии. И когда начинал свой путь в мире ювелиров, то хотел одного согласно моему характеру — моя работа должна быть хорошего качества. Во-первых, что бы мы когда-либо ни собираемся сделать, прежде всего это должно быть качественным. Во-вторых, оно должно быть Roberto Coin. И это должно было быть иначе, чем какие-либо другие ювелирные изделия, которые существовали до меня. И, в-третьих, я хотел, чтобы также отличались моё искусство и моё творчество, дабы в дальнейшем изменялись опять-таки мои творчество и искусство, и вновь меняя их… Так что я постоянно меняюсь. Всё время. Я не хочу быть скучным и стараюсь постоянно быть подвижным как в творчестве, так и в искусстве.

— Первая любовь всегда запоминается на всю жизнь. Думаю, и самый первый камень, которому вами была придана форма, забыть невозможно.

Р.К.: Ну в этом случае я очень лояльный человек в личной любви. Но при этом я не адвокат изделиям, которые создаю. Я влюбился во всё то время, что обещает мне будущее. Мне приятна мысль, что моя лучшая вещь ещё впереди.

Я помню свой первый камень, который самостоятельно огранил — это был бриллиант. И он не был каким-то необычным камнем. Но именно в том и была причина, почему тогда я задумал создать CENTO. Мне хотелось, чтобы мой бриллиант отличался ото всех.

Я помню свои «первые шаги», но эти воспоминания не те, что мне очень нравятся. Вы понимаете? Они о том, что я создавал ювелирные изделия, которые были лишь отчасти необычными, но вот камень… В нём не было неординарности. Но я знал — я могу сделать необычные камни. Такие, как огранка бриллиантов Cento. Но, опять-таки, я не адвокат ювелирным изделиям. И я им не судья. Всё переменчиво…

4t2a5574_redtalk

— За каждым успешным мужчиной стоит женщина. Говорят, что украшения для супруги Роберто Коин создаёт в единственном экземпляре. Она у него не только Муза, но и фактор, двигающий его вперёд.

Р.К.: Не мне судить об украшениях…

П.К.: Тогда я выскажу свою точку зрения о ювелирных изделиях (оба смеются)

Р.К.: Да, я создаю украшения для моей жены. Но это драгоценности, которые я могу также предложить и другим людям. Конечно, сначала я создаю украшения для неё, а затем могу организовать продажу на рынке, потому что знаю, как легко это будет сделать.

П.К.: Я могу кое-что добавить?.. Сегодня, вы можете мне не поверить, но когда-то, в прошлые годы, я не всегда могла получить то, что очень хотела. Украшения создавались, в первую очередь, для клиентов и лишь со временем для меня. Так что не следует думать, что я обладаю драгоценными изделиями, потому что мой муж ювелир…

Р.К.: Украшение, которое будет исключительным, уникальным и только для неё, мне предстоит ещё сделать. Я уже придумал несколько вещей, но идеи пока не воплощены в жизнь. И вновь бы хотел заметить, отвечая на этот вопрос, что не имею права давать какие-либо оценки ювелирным изделиям.

4t2a5834_redtalk

— Синьора Пилар — геммолог. С кем ей проще общаться: с камнями или мужем?

П.К.: Буду говорить как геммолог… Я решила пройти обучение в GIA, потому что была связана с мужем, который создаёт ювелирные украшения. Дело ещё в том, что в драгоценностях я всегда любила красивые камни. А потому, так как мы работаем в ювелирной области, решение стать геммологом было вполне логичным. Но я должна сказать, что мой муж специализируется по золоту, и он был признан «Gold Virtuosi 2nd Edition». Он сотрудничал и с Cartier, и с Tiffany. А затем, когда он начал создавать собственный бренд, я думаю, сделал и меня счастливой. Ведь в своих украшениях он начал использовать камни. Сегодня меня наполняет гордость, что на рынке востребованы наши инновации по работе с камнями и золотом и сами украшения Roberto Coin высоко ценятся ценителями и знатоками. Отвечая же на ваш вопрос, скажу, что даже зная «научную часть камня», нельзя утверждать что вы знаете, какой цвет камня надо использовать как «сердце» ювелирного изделия. И, возможно, не важен сам камень, а всё дело в конструкции и дизайне украшения. Мы стараемся использовать самые сложные камни. Но есть много других видов камней, которые не любят «соседство», например, изумруд, топаз, рубин и т.д. И которые являются красивыми сами по себе. В случае, когда нам нужно сделать украшение, требующее сочетание вокруг «трудных» камней, мы работаем совместно на ювелирное искусство.

— Говорят у каждого ювелира есть камень, являющийся для него самым-самым и ожидающий «своего часа», дабы воплотиться в исключительном украшении.

Р.К.: Возможно, даже пять (смеётся). Всякий раз, когда я езжу по всему миру, покупая камни, которые люблю, думаю, что в конечном счёте, когда получу возможность, то создам специальное отдельное изделие. Пусть даже не для ювелирного украшения. Я когда-нибудь и как-нибудь что-то покупаю. А потом, в конце концов, я обязательно изготовлю очень важный  или непременно исключительный по красоте предмет.
К некоторым из камней я возвращаюсь и сегодня, спустя десять лет. У меня как-то скопилось огромное количество камней, которые я купил и никогда не использовал. И я сделал картину. Картину с камнями. Как мозаику. Я сделал карту Италии для итальянского президента. В этой картине было использовано 7900 камней, общим весом 5000 карат.

— Многие коллекции Roberto Coin — гимн природе.

Р.К.: Природа для меня — это жизнь. В любом месте мы сталкиваемся с природой. И когда мы создаём украшения, то имеем возможность отправить сообщение для общества. Мы хотим, чтобы оно гарантировало защиту природы и животным. Так,  создавая украшение с тигром, я пытаюсь донести до потребителя, насколько важна его жизнь в природе. Я люблю сады. Я люблю цветы. Я человек, ищущий настроение не только в ювелирных изделиях, но и в природе, и в людях. Так что, да, я люблю природу. И потому большая коллекция Animalier у меня появилась раньше, чем у других ювелиров. В неё вошли 170 различных видов животных, к созданию каждого из которых мы подошли по-разному. И да, природа  очень-очень важна. Но также вам надо понимать, что ваши украшения должны быть хорошими. В противном случае, они просто не продадутся. Созданные вами изделия должны отражать вашу природу и природу жизни.

— Вы упомянули любовь к цветам. Так вот, со своей стороны смею заметить, что самый красивый цветок в вашем саду – ваша супруга.

Оба: Спасибо…

4t2a5637_redtalk

— Между эскизом и женщиной, что носит ювелирные украшения, условно существуют три этапа: идея, эскиз, работа. Какой из них самый интересный?

Р.К.: Первая часть. Потому что она перекликается с ощущением создания ребёнка. Вашего ребёнка, которому вы даёте рождение. От эскиза идёт понимание того, что выйдет хорошо или не очень. Далее над созданием изделия работают многие люди. Чтобы потом снова родить что-то новое…

П.К.: Для меня интересен последний «этап» — готовый, так сказать, «мир» (смеётся). И в то же время все три интересны. Но законченность, я думаю, это лучшая часть. Я ощущаю себя больше потребителем.

 

Р.К.: Приведу пример – кожа слона в золоте. Её складки и трещины мы изменяли раз семьдесят. Но это не было никогда достаточно совершенно, так что невозможно было найти лучший подход. Это уже другое дело. Надо было что-то менять. Назревала «аварийная ситуация»: изделие должно выглядеть как кожа слона, а ничего не получается. Воспроизвести реальность очень трудно, но я люблю работать над тем, чтобы добиться полного воспроизводства оригинала. Мой тигр – совершенен. До меня никто не мог добиться максимальной схожести глаз, головы, ушей, клыков, пасти этого животного. И при этом сделать всё это столь красиво. Вот потому немногие ювелиры создают украшения в Animalier или же делают их в осовремененном стиле. Ведь необходимо сохранить реалистичность, а это сложнейшая работа.

— При столь серьёзном подходе многие изделия Roberto Coin созданы с юмором. Например, коллекция Celebraion

Р.К.: Икра перекликается с гостиничной индустрией. Я хотел сделать икру, шампанское, его стеклянные бутылки…

А шоколад пришёл из одноимённого фильма. Кстати, вы видели фильм «Шоколад»? Помните, он был на красной бумаге и делал всех счастливыми. Так вот, и я использовал этот мотив, чтобы мои покупатели чувствовали себя не менее счастливыми. Я получил огромное удовольствие при создании этой коллекции. Будучи ещё маленьким, мой сын откусил кусок шоколада, и это стало отправной точкой для очередной идеи. Я взял технологию солнцезащитных очков, повторив настоящий отпечаток зубов на шоколадной плитке и наложив на него сверху золото. Сделал ещё одну полностью золотую плитку,  выставил её на красной бумаге, как бы объяснив,  откуда она родилась. Потом я увидел фильм «Немо» и придумал коллекцию счастливых рыб.

Поверьте, если не будет никаких предпосылок для вдохновения, я ничего не создам.

— Можно тогда утверждать, что сила Роберто Коина в изменениях жизни?

Р.К.: Да. Я могу сделать много вещей. Многие говорили, что я добьюсь больших успехов,  пойдя в банковскую сферу. Но я не банкир, хотя понимаю в финансовых делах. Все думают, что я мог бы заняться дизайном одежды. Да, возможно. Потому что я из тех, кто имеет собственный взгляд, и критический человек, так как знаю, как должна выглядеть женщина. Я знаю о пропорциях, и это исследование в нашей крови. В моей страсти. Это огонь. Сплошной огонь. Это не страсть к ювелирным изделиям — это страсть к жизни. Страсть ко всему вокруг меня. Страсть не может быть к чему-то только одному. Она должна будоражить. Потому-то я иду и делаю золотые туфли, создаю золотые платья. Придумываю золотые скрижали и воплощаю их в жизнь. Ручки, очки, алмазы, специальные часы… Чего только я не предлагал ценителям роскоши и красоты. Я останусь в этом бизнесе до тех пор, пока смогу придумывать новые вещи, чтобы обязательно их сделать. Когда фантазия иссякнет, я изменю своё дело. Так что это моя жизнь. Мне это нужно. Нельзя, сделав одну вещь, ничего далее потом не воплощать.

— Сложно жить так?

П.К.: Мне самой бы хотелось найти ответ на этот вопрос.

Р.К.: Знаете, это тяжело. Но иначе я не умею.

— Есть поговорка, что муж и жена – одна сатана.

Р.К.: Я согласен с вами.

— Но в совестной работе вряд ли можно избежать производственных конфликтов.

П.К.: Последнее решение принадлежит ему. Но до того момента, как только он передаёт проект мне…  Здесь я уже определяю дальнейшее, и моя свобода не ограничена… Да, мы иногда не согласны, но это также часть бизнеса.

4t2a5676_redtalk

— Прекрасное разделение труда: муж витает в облаках вдохновения, а прекрасная женщина присматривает, чтобы он окончательно не оторвался от земли…

П.К.: Но подобное состояние присуще и мне. Муж очень креативный человек. Впрочем, это не означает сложности и трудности работы. Тем более сочетающую в себе творчество и бизнес.

Р.К.: Я мог бы говорить, как звезда Голливуда, но гораздо приятнее говорить со всеми вами просто. Я предпочитаю нормальных людей. Этот мир достигнет когда-нибудь стадии необычного мира. Когда я встретил Пилар, то сказал ей, что жизнь наша будет нормальной. Но вот теперь она вряд ли понимает, что это значит.

П.К.: Я сказала, что означает нормально? Он сказал то, что в его понимании означает и является нормальным.

Р.К.: Получается я иной, если я нормальный? Потому что сегодня мир не вполне нормален. Вот это ненормально! Так и я разный, а потому вполне нормальный и испытываю настоящие чувства (общий смех).

— Вы дарите красоту в металле, словно пытаетесь сделать мир лучше.

Р.К.: Да. Всё идет от причин: я прошёл школу дизайна и школу ювелирных изделий. Я должен был пройти школу… Я многое узнал со всего мира, от многих людей, от многих мэтров. И, вероятно, смог дать волю чувствам, потому что был счастлив. Мои родители умерли, когда я был очень молод. Наверное, мне можно вменить, что я слишком добр к людям. Но это потому, что когда я был один во всём мире, то видел много людей, которые не испытывали доброты к другим. Так я понял, что это неправильно и так делать не надо. И это стало необычным опытом для меня и моего будущего.

 

На сегодняшний день Roberto Coin находится на пике своей популярности. Но это не означает, что в дальнейшем произойдет спад его успешной деятельности в мире ювелирного искусства. Ведь он трудится не покладая рук, вкладывая в свои ювелирные изделия душу, талант и силы, тем самым рождая на свет уникальные творения, которые достойны восхищения, а поэтому так востребованы многими. Roberto Coin рожден для того, чтобы удивлять даже самых изощренных ценителей ювелирных украшений, превращая даже обычные вещи в уникальные произведения искусства, а такие люди никогда не останавливаются на достигнутом. Кто знает, какие шедевры завтра явит миру легендарный Roberto Coin?..

Фото: пресс-материалы

Журнал FUROR № 24

Сохранить

О театре, жизни, взаимоотношениях и принципах. И не только…

5_redtalk

Его имя очень часто фигурирует на афишах Азербайджанского государственного русского драматического театре им. С.Вургуна. А его жизнь связана с театром чуть ли не с первых шагов. На мой взгляд, даже в этой, казалось бы, безальтернативной предопределённости судьбы он сумел найти самые лучшие стороны и, вооружившись ими, прийти к признанию и любви публики. И пусть кто-то посетует, что ему не пришлось пройти через «тернистый путь массовки», а повезло оказаться сразу в свете рампы. Но ведь таковое не случается при отсутствии таланта. А потому Олег Амирбеков — один из востребованных на сегодня актёров, занятый в большей половине репертуара родного театра, посмотреть на которого специально приходят и которого всегда ждут в новых ролях.

В процессе беседы с Олегом мне подумалось, что возможный секрет тех чувств, что испытывают к нему зрители, скрывается в той искренности и максимальной откровенности, которая ощущалась на протяжении всего времени нашего общения и вне рамок интервью. Быть честным прежде всего перед самим собой, а соответственно, и перед окружающими людьми – принцип, в наше время не сильно пользующийся популярностью. Казалось бы, человеку его профессии всегда можно скрыться за умением лицедейства. Однако есть понятие совести, и, как утверждает сам Олег, она есть у всех, просто кто-то очень глубоко её прячет. И театр, с точки зрения актёра, призван найти подход к сущности человека, чтобы осознание важности «этого инструмента» не было безоговорочно отринуто, во имя неких преференций, способных улучшить лишь бытовую составляющую. Тогда как духовность и эмпатия есть настоящая суть Человека, о чём в течение уже многих веков рассказывает, показывает, учит (даже через развлечение) Его величество театр.

1_redtalk

— Случается, что актёры, приходя к какому-то возрастному порогу, нет-нет, да и выпустят мемуары. У вас за плечами уже серьёзный актёрский опыт, учитывая, что вы из плеяды «выросших за кулисами». Может быть, материал-то для подобного «шага» поднабрался?

— Думаю, что да, но говорить об этом сегодня, с одной стороны, смешно, а с другой… Что такое мемуары?.. Люди пишут о каких-то своих интересных жизненных ситуациях, повествуют о встречах, произошедших на жизненном пути. Если это артист, то непременно рассказывает, как пришёл в эту профессию, причины такого выбора… Речь идёт о том, что чем ты старше и дольше живёшь в этой профессии, соответственно, и фактов, которые можно описать, набирается гораздо больше. Не отрицаю, у меня есть что рассказать, но что касается театра… Я из тех, кто открыл глаза и увидел родителей (в моём случае, маму) и театр. Они параллельны  в  восприятии жизни. Порой, я полушутя говорю своему коллеге и другу Теймуру Рагимову: «Мы такие старые. Мы помним Ширье, Гинзбург, Фальковича, играющих на сцене. Пусть даже уже в почтенном возрасте. Случалось побывать у них и в гримёрках». Наша театральная молодежь знает об этих великих актёрах лишь понаслышке. Безусловно, есть о чём вспомнить. Правда, к сожалению, не веду никакого дневника, но пока память не подводит…

— А может уже стоит начать?

— Есть некоторые заметки. Например, когда я жил в Москве, то писал маме электронные письма. В период общения с Муслимом Магомаевым отправлял ей некие «отчёты». Они до сих пор сохранились, и иногда я их перечитываю. Некоторые моменты я забыл и заново их переживаю. Думаю, если эти записи привести в надлежащий вид, то можно представить читателям довольно-таки интересный материал.

— Возвращаясь во времени назад, меняются ли ощущения восприятия момента. Например, тех же встреч с великим Магомаевым?

— С Муслимом Магомедовичем история  очень интересная… Я сейчас о многом сожалею. Хотя история не имеет сослагательного наклонения. Что случилось —  уже случилось. И случилось уже так, как было. Произойди наше общение в настоящее время или же в 2005 году, мой возраст соответствовал бы нынешнему… (Наверное, на тот момент я был менее раскрепощён. В 19 лет присутствовало такое благоговение, что при прекрасном и доброжелательном отношении со стороны такого Человека, я всё-таки и помыслить не мог о возможности «расширить рамки любознательности»). Уже сегодняшним, я бы задавал больше вопросов, я бы непременно записывал наши беседы, спрашивал то, чего не смел тогда… Но, увы! Тогда происходящее воспринималось «здесь и сейчас», а теперь я понимаю, что возможно это был один шанс на миллион. И я не до конца воспользовался подаренным счастьем и мог бы гораздо больше узнать и поговорить с Личностью и Артистом.

— Однако нельзя отрицать, что подобное – случайность. Судьба вас всё-таки одаривала щедростями, и я могу назвать Олега Амирбекова в некотором роде баловнем судьбы.

— Определённо! И когда на меня «нападают» грусть и печаль, а я подвержен всяческим меланхолическим и пессимистическим настроениям в характере, начиная размышлять, что послужило причиной такового состояния, прихожу-таки к тому, что нельзя быть недовольным своей судьбой. В такие моменты, оглядываясь назад, понимаю, что в сравнении с окружающими, происходившее со мной  разительно отличается от многих судеб. В том же театре осознаю, что «традиционный период массовок» меня миновал. Главная роль кота Леопольда в спектакле для детей, а вслед за ней Дональд Бейкер в постановке «Эти свободные бабочки» по Леонарду Гершу. Баловень ли я судьбы?.. Наверное… Она мне улыбалась, улыбается и, я надеюсь, будет продолжать улыбаться. Бывало, что что-то доставалось очень легко. Да и замечаю я, что даже когда я ожидаю некую проблематичность в решении какой-то задачи, то этого не случается. Более того, весьма часто достаточно оригинальными способами, разительно отличающимися от тех, что рисовало моё воображение. И не буду я грешить против истины, утверждая о сложности достижения каких-то целей в моей жизни.

3_redtalk

— А не сыграла ли протекция родителей, в основном мамы, свою определённую роль?

— Совершенно исключено! Куда бы могла моя мама меня, как сегодня выражаются, «тапшануть, пропихнуть»? Да никуда! В театре я просто вырос, на глазах у многих, и можно сказать, что с ним у меня отношения напрямую. Главный режиссер нашего театра Александр Яковлевич Шаровский близким другом моего отца. И можно ли считать это за протекцию отца, если к тому времени его уже давно не было на земле. За период учёбы никогда не пользовался знакомствами с теми или иными людьми. Например, с профессором Джамилем Кулиевым, который как-то поздоровался со мной и перекинулся парой фраз в присутствии моих сокурсников. Уже гораздо позже я узнал, что его отец   был близким другом моего дедушки по линии отца. Безусловно, он был знаком и с моим папой, и с моей мамой, был в курсе, чей я сын. Вот тогда ребята, присутствующие при этом, поинтересовались, почему я не прошу о помощи на время экзаменов. А подобное для меня было сродни откровению. Потому что экзамены я могу сдать сам либо на пять, либо на три. Ведь тем, что находится в голове, я пользоваться умею. Ведь, в противном случае, расписываюсь в собственной умственной несостоятельности. Или лености. И на телевидение я попал благодаря своим силам, возможностям и умению. Так что просить за себя или же допускать, чтобы просили за меня?.. Нет уж, увольте!

— А просить, как таковое, умеете?

— Нет. За себя точно не умею! За других – да! Когда это надо.

— Оно того стоит?

— А это неважно, в действительности. Ведь идёшь ты на это не потому, что желаешь получить что-то взаимообразно, а просто потому, что хочешь оказать эту помощь. И более такой, скажем, не материальной, а моральной оплаты, чем удовольствие от того, что ты просто помог человеку, по-моему, и быть не может. Уже дальше отношения у людей складываются по-разному, в зависимости от внутренней порядочности каждого индивидуума. Но это совершенно не имеет значения на момент, когда предпринимаются конкретные шаги тобой самим в оказании той или иной помощи. Исходя из этого, признаюсь, что иногда в силу собственных скромных возможностей (скорее на бытовом уровне), могу пойти и попросить за человека. В случае же «для себя» — отнюдь! Я иногда, можно сказать, восхищаюсь способностью некоторых людей, умеющих открыто и конкретно для себя что-то выпрашивать. И добиваются…

7n1a1761_redtalk

— К моему большому сожалению, наше сегодня диктует правила, когда, не рассказывая окружающим, какой ты замечательный, можно просто оказаться «за»…

— Но это уже вопрос, если хотите, совести. Потому что, когда человек остаётся наедине с самим собой…

— …любой?

— Любой! Я думаю, что у кого-то всё-таки в большой степени, а у кого-то в меньшей, но, если он остаётся наедине со своими мыслями, его должно всё-таки тревожить «громко навязываемое окружающим собственное поведение». Назойливость или нахрапистость никогда не станут достоинствами, каким бы ни было на дворе время. Применительно к себе, скажу, что не вижу необходимости рассказывать, какой я замечательный. Достаточно пригласить людей посмотреть меня в работе на сцене или в эфире, или фильм, в котором я снимался. Им самим останется сделать соответствующие выводы… Я не люблю выражение «ведущий артист». Я тот, кто старается делать качественную работу. Начнём с того, что мне самому неприятна самореклама, а тем паче зря потерянные время и силы, что будут затрачены, начни я «расписывать собственные достоинства», и в результате, это «уйдёт в никуда». Хотя, знаете, порой приходилось слышать от окружающих, что я произвожу поначалу впечатление сноба и высокомерного человека. И в процессе общения оказывается, что я-таки нормальный и адекватного поведения.

— Может, подобное связано с выстраиванием «личного пространства с отбором окружения»? Каждое условие требует определённого поведения.

— Я в этом плане  абсолютная обезьяна. Могу найти общий язык с кем угодно. Это, я думаю, продиктовано тем, сколько было мест работы, и формат моей деятельности диктует правила, когда необходимо уметь налаживать взаимоотношения с людьми. Ведь не имея контакта с окружающими, сложно выполнять профессиональные задачи. Может быть, имеет место быть природный дар или способность? По прошествии времени я понимаю, что с большинством людей установились прекрасные отношения. Мы можем «не дружить в доску», но взаимная симпатия существует. И потому мне странно слышать случающиеся в мой адрес негативные отзывы. Но это уже скорее исключение, чем правило.

— С моей точки зрения, столь противоречивые оценки личности ещё зависят и от вашей профессии, подразумевающей публичность, которая, как следствие, требует для человека возможности «иногда оставаться наедине с самим собой».

— Вышесказанное применительно больше не для моих коллег, а для тех, кто составляет часть жизни вне театра. А то что касается публичности… Ну да, замечал. Хотя, есть люди, которые «ловят абсолютный кайф» от процесса узнавания на улице, в метро, автобусе и т.д. В силу природной скромности, мне это создаёт дискомфорт. Как ни странно, в первые выходы на сцене был очень зажат. Уже сегодня, оглядываясь назад, понимаю, что тогда бы пришёл в ужас от мысли, что мог бы на сцене реализовывать те или иные действия. С опытом скованность проходит. У кого-то да, у кого-то нет. Однако я сразу «окунулся в большие роли», и поэтому, видимо, мне пришлось работу по раскрепощению себя проделывать за очень короткий промежуток времени. Просто не было выбора. В среднем актёр на сцене находится два часа, и зрителю не интересно будет смотреть на твои попытки справиться с собственной зажатостью. Вот и «ломал себя по ходу». Что засчитываю себе в плюс. Впрочем, в силу того, что я пользуюсь общественным транспортом, отмечаю, что ажиотаж вокруг моей персоны «спал». Привыкли, наверное. Хотя поначалу, во время моей работы на спортивном канале, бывали случаи, когда приходилось менять составы метро, дабы избежать пристального внимания. И соглашусь, что для публичных людей очень важно своё личное пространство. Иногда просто жизненно необходимо оставаться наедине с самим собой, своими мыслями… Поверьте, множество нюансов, связанных с публичностью, порой выматывает.

1_redtalk

— Иногда у простого зрителя создаётся впечатление, что в образ на сцене актёр непременно добавляет что-то из собственной жизни.

— На этот счёт разные есть теории. Я, например, помню рассказ мамы о том, как перед выходом на сцену, где по действию она должна была плакать по поводу ухода близкого человека по пьесе, для необходимого внутреннего настроя вспоминала, как из жизни уходил её дедушка. По её словам, она мысленно пережила это заново, нахлынули соответствующие чувства, а при выходе на сцену начисто исчезли. Совсем! Моментально! Иногда можно что-то «подложить». Сам прибегал к подобному. Получалось, но не всегда. Актёр не робот. Он живой человек, и не каждый спектакль, допустим, получится пустить настоящую скупую слезу, которая будет вызвана какими-то его личными переживаниями и какой-то трансляцией из его прошлых личных моментов. Успешность не гарантирована. Для этого есть определённые технические секреты.

— Которым учат в институте?

— Которым учат хорошие педагоги в хороших институтах.

— А в жизни иногда приходится применять умение этих технических секретов?

— Может быть, и приходится, но не получается ведь…

— А как же: «Весь мир – театр…»? Согласно классику, получается, что вся жизнь – сцена.

— Мы не будем сейчас ударяться в подробности, что имел в виду великий «Вильям наш, Шекспир». Дело в том, что умение сыграть в жизни не обязательно присуще актёрам. Есть множество обыкновенных людей, способных при необходимости «открыть краник и пустить слезу», рассказывая при этом со страшно расстроенным видом о какой-то проблеме лишь для того, чтобы получить что-то, предположим, вне очереди. Я никогда подобным не занимался: и потому, что не получается подобная игра. Да и обманывать как-то не приучен. Я законопослушен и всегда буду ждать своей очереди. Хотя что ж я представляю себя этаким «белым и пушистым». Воспользоваться возможностью полуправды могу, но лишь в случае, когда никто не пострадает от этого и ни на ком не отразится подобное. И игрой-то назвать эти случаи нельзя. Они скорее выход из сложившихся ситуаций. Возможно, лет десять назад я не решился бы даже и на такое.

— Получается, что с годами некие принципы и постулаты пересматриваются?

— Это диктует сама жизнь. Ведь развивается всё вокруг и рядом, а соответственно, и ты не остаёшься в стороне. Есть некая форма выживания человека. И неважно при этом, социален ли он или наоборот. Нам приходится жить в этом обществе, в этом социуме. И неписаные законы диктуют свои условия, и иногда приходится выстраивать себя под них.

— Как же тогда «жить» в момент, когда играешь персонажа, живущего пару сотен лет назад? Как «переодеться» в ситуацию, далёкую от современности?

— Ситуация ситуации рознь. И те пьесы, что были написаны в прошлых веках, будучи востребованными в постановках сегодня уже вошли в число классических. А классика всегда актуальна. События и ситуации, описанные в этих пьесах, происходят как двести лет назад, так и сегодня. Простой пример: у Джалила Мамедкулизаде есть пьеса «Мертвецы». Я читал её в годы своей учёбы. Как у всякого выдающегося драматурга несколько планов, дающих возможность давать акценты на нескольких персонажей. Мы же затронем одну: воскрешение мёртвых. Я провёл аналогию с этим произведением, когда после чудовищного теракта в Беслане появился один «персонаж», заверивший родителей погибших детей, что даст им возможность вернуть их к жизни. Правильно было бы сразу отправить его в органы правопорядка, а он собирал огромные залы, играя на самом святом – родительской боли. И скажите мне, чем отличается подобная ситуация наших дней от той, что была описана сто с лишним лет назад? По ней можно понять, что человек, какие-то его инстинкты, предубеждения, характер, в основном, то есть на 90%, с течением времени не меняется. Да, мы отличаемся благами технического и технологического прогресса, но они всего лишь 10% нашей жизни. Остальные же… Наше поведение, наша реакция на других людей, наши жизненные ситуации и т.д., какими были тогда, такие же и сейчас. Человек по сути своей не изменился, разве что внешним видом. А потому то, что написано пару сотен лет назад, можно легко и прекрасно «подложить» под современность и замечательно  сыграть. Этакая ситуативность «под копирку» …

— Грустно не становится от этого?

— Не вижу причин для этого. Человек – он так придуман. Видимо, в нём заложен некий код, идентичный в подавляющем первобытному. Изначальному, так сказать. С развитием культуры, науки и техники стал менее агрессивен и радикален в процентном соотношении. Я читал книгу Резы Аслана «Zealot. Иисус. Биография фанатика», где автор представляет Иисуса историческим персонажем, а не в общепринятом понятии. В этой книге большое место уделено описанию жизни и общества в те годы. И понимаю, что люди смотрели на многое жёстче и радикальнее. Да и к жизни человеческой, как своей, так и других, относились далеко не как мы сегодня, стараясь оградить её по возможности от потрясений. И процентное соотношение агрессии и спокойствия сдвинулось в сторону уменьшения первой под воздействием внешних факторов развития цивилизации. А взять в пример то, что происходит в настоящее время на Ближнем Востоке, так становится понятным, что ничего по прошествии веков не изменилось. Позиционирование человека в том обществе в противопоставлении себя остальному миру строится на принципах прошлых понятий и неприятия меняющейся жизни. И культура в этом случае невероятно важна. Всё-таки универсальный язык, для которого нет необходимости перевода, это, конечно, театр, изобразительное искусство, музыка, живопись. В какой бы город я ни приехал, первым долгом при наличии свободного времени иду в музеи. Куда успеваю, туда и направляюсь. Любого человека подобные посещения духовно развивают.  Это для меня не пустой звук и не просто красивые слова. Надо ходить в театр, посещать концерты в филармонии. Знакомиться с памятниками, в том числе и архитектурными. Всё это кирпичики, делающие нас «человеком мыслящим»…

—  Вы говорите, что надо ходить в театр. Но этому надо научить человека, дав ему понять его важность.

— А кто должен этим заниматься? Это большой вопрос. Как было в прошлые годы – маленькие дети ходили в театр. По мере взросления они начинали посещать вечерние спектакли. Потом, когда они становились родителями, приводили на детские спектакли своих детей. И так «по цепочке», из поколения в поколения, людей приучали к тому, что весьма желательно посещать театр. Ведь чем он уникален? Здесь происходит интересный момент: с одной стороны, ты как бы читаешь произведение, доселе тебе неизвестное (пусть даже в купированном варианте, но всё же), с другой стороны – видишь, и с третьей –  получаешь удовольствие от актёрской игры и режиссёрской интерпретации произведения. Театр – смесь множества сложных факторов, в результате складывающихся в прекрасную часть человеческого становления. Но в связи с событиями, которые повлёк за собой развал СССР, и произошедшей трагедией 20 января 1990 года, ставшей «чёрной датой» в истории современного Азербайджана, и точкой глобальной пертурбации населения, эта связь оборвалась наполовину. Этому были причины, затянувшиеся на долгие годы. К счастью, возникают положительные тенденции к возвращению детей в театр, о чём можно судить по посещаемости наших дневных спектаклей. И не надо воспринимать их исключительно с точки зрения — вот, мол, сказка! Они очень важны! И нельзя относиться к спектаклям для детей как к чему-то несерьёзному. Играть для них гораздо сложнее, чем вечером для взрослой публики, куда люди приходят с целью обмануться, словно предлагая актёру доказать реальность представленного персонажа, а не себя самого. Дети не приходят обманываться. Они внимательны ко всему, что происходит на сцене, и если им не интересно, перестают соучаствовать в процессе представления. Удержать детское внимание – сложность невероятная. Для этого на сцене должно твориться нечто интересное, способное захватить и родителей, сопровождающих своих чад. Современные дети технически подкованы, имея доступ ко множеству сетевых возможностей получения информации. А потому детские спектакли должны быть даже иногда более привлекательными, интересными и профессионально поставленными, чем вечерние (не умаляя их важности). Но если мы сумеем завлечь внимание ребёнка и оставим в нём частичку прекрасного, он запомнит удовольствие от посещения театра, и с возрастом, получив возможность посещения вечерних представлений, будет продолжать на них ходить. И возвращаясь к тому, кто должен воспитывать и прививать любовь к театру, то, безусловно, это должно идти из семьи и школы, конечно. В последней вообще совершенно не придаётся значения приобщению к культуре, сведя всё к минимуму. А ведь история искусства должна преподаваться более подробно, и чем раньше, тем лучше. Конечно, принимая во внимание способности ребёнка в определённом возрасте.

— Вы сами затронули тему разницы между детским и вечерним представлениями. Неужели для взрослой публики можно позволить сыграть «вполноги»?

— Ни в коем случае! Нельзя сказать, что вечерний спектакль менее энергозатратный. Понятно, что, возможно, по движениям, например, танцам, он более «спокойный». Как, к примеру, в роли мистера Дарси стою и изображаю английского лорда, которого раздирают внутренние конфликты. Но статично, без бурных эмоций. Опять-таки, взрослая публика придерживается каких-то неписаных правил поведения в театре. Тогда как дети свободны в своём поведении, заразительном для остальных. И поэтому, стоит хоть одному проявить неудовлетворение действием, то происходит цепная реакция, и в зале постепенно нарастает гул эмоций. Актёры это отлично ощущают на сцене, и происходит понимание, что «зал потерян». И чтобы вернуть его, необходимо приложить буквально  титанические усилия. И не всегда они увенчиваются успехом.

4_redtalk

— Но и в процессе вечернего представления, случается, что-нибудь да произойдёт.

— А что сегодня может произойти? Звук звонка мобильного телефона, совершенно не вовремя… Или после третьего звонка люди, ищущие свои места… Причём, я не упускаю возможности, как-то подшутив, заострить на этом внимание. Спектакль «Распутник» начинался с моего выхода на авансцену, куда я выходил на поклон. В основном, зал реагировал аплодисментами, а когда их не случалось, то я всё равно старался их вызвать. Шалил, так сказать… А взмах перышком, которое я держал в руке, был знаком звукорежиссёру для начала музыкального сопровождения для пластического рисунка, после чего начиналось само действие пьесы. И выйдя в положенную точку, вижу, что прямо передо мной небольшая группка людей, разыскивающих свои посадочные места. При этом они совершенно не обращали внимания на сцену, принимая тишину как само собой разумеющееся. Видя такое неуважение к правилам поведения в театре, я просто остановился у рампы, глядя на них, а вместе со мной внимание заострил и весь зал. Повисла гнетущая тишина, вызвавшая реакцию у сильно опоздавших, почувствовавших некую возникшую паузу. Они посмотрели на сцену, с которой я как бы сделал знак располагаться им поудобнее, пока я ожидаю окончания сего действия с их стороны. Растерявшись окончательно, они кивнули и сели на места, что просто были рядом. Больше они ничего не искали, что вызвало аплодисменты зала, потому что публике понравился мой импровиз. И замечу, что зрители очень любят интерактив, выдаваемый актёром в зал на какую-то ситуацию: звонок ли мобильного телефона, меткий ли ответ на брошенную из зала реплику. На моём веку помню несколько подобных случаев, когда я, будучи в образе, входил в контакт с кем-то или чем-то конкретным в зале. Сам был свидетелем подобных случаев, придя на спектакль. Меня раздражает подобное поведение, но, как зритель, сделать замечание не могу. А вот артист со сцены может себе это позволить, но по настроению. И когда артист это делает, меня как зрителя, переполняет чувство удовлетворённости от осознания того, что в другой раз эти люди придут вовремя.

— Кстати, а сами зрителем любите быть?

— …Ну да… Мне нравится иногда прийти на спектакль и посмотреть его глазами человека, далёкого от театрального потусторонья. Это для меня стало некоей лакмусовой бумажкой в том плане, если я забываю, что сам занят в этой профессии. Меня захватывает действие и актёрская игра, и моё внимание не заостряется на каких-то технических моментах. Без этого, конечно, не обходится, но! Если меня всё завлекает, то это здорово! Я люблю ходить на такие спектакли. Правда, их, к сожалению, не так много. Сходу могу вспомнить «Посвящение Еве» в театре им. Вахтангова, «Пять вечеров» в московском «Современнике» в котором были заняты Гармаш и Симонова, показавшие великолепную игру. Однако такие впечатления, в основном, связаны с московскими постановками. Хотя  не могу не отметить «Холстомера», привезённого тбилисским театром к нам.

— Скажите, откуда знающему «театральную кухню» человеку удобнее смотреть спектакль: из-за кулис или из зала?

— Из зала, безусловно! Из-за кулис ничего невозможно увидеть. Удовольствия нет никакого, там очень неудобно. Мы иногда стоим за кулисами в ожидании выхода, и при необходимости что-то увидеть из действия на сцене порой приходится бегать из первой кулисы к третьей, и наоборот. Это не наблюдение за фокусником, когда из-за кулис можно увидеть больше, чем будучи в партере. Как раз-таки театральные «секреты» надо смотреть из зала.

— Берёте ли на вооружение допущенные недочёты своих коллег при просмотре спектакля?

— У нас с коллегами выстроены взаимоотношения по принципу — у каждого собственные просчёты и недочёты. Если я увижу что-то из этой серии, то наверняка не допущу подобное. Я так думаю! В случае, если я осознаю эту промашку. Конечно, мы сложно себе представляем, как выглядим из зала, но, в принципе, у каждого артиста своё чувство ощущения себя со стороны. У кого-то может быть более развито, у кого-то менее, но оценка своих действий, которые «отражаются» из зала, есть у каждого, а потому и не допустишь промахов, совершённых коллегами. Да и если они, недочёты, и случаются, я всегда стою перед выбором:  указывать ли на них? Всё по ситуации. Артист – существо очень обидчивое. Мы – люди тонкой душевной организации. И не все готовы воспринимать какую-то критику. Многое зависит и от профессионализма и нюансов характера. В этот момент надо понимать и знать, кому и что ты говоришь. Беря себя в пример, всегда готов обсудить замечания по роли и выстраиванию образа, при этом оставляю за собой право доказать свою точку зрения на трактовку характера персонажа. Опять-таки, нюанс в том, с кем вести диалог? С тем, кто действительно заинтересован в твоём росте – да. В случае, когда у человека задача просто испортить тебе настроение – зачем его слушать?

2_redtalk

— Существует некий фильтр?

— Если есть умение и желание ограждать себя от необоснованного негатива, то да. Можно и так сказать… Я всегда иду на контакт. Хотя… Нет ничего хуже испортить настроение человеку, пришедшему к тебе испортить настроение и не сумевшему достичь задуманное, а оттого испортившему настроение себе самому. Бывали и такие случаи. Жизнь она не шёлковая. По натуре я человек весьма миролюбивый и толерантный, но не из тех, кто легко сдаётся. И готов к обсуждению любого вопроса, и несущего негативную окраску в том числе. Согласие обсуждать таковой  уже «тормозит» на начальном этапе желание испортить настроение. А потом… Я за плюрализм мнений, и мы можем остаться каждый при своём, но при этом услышать друг друга. А не хлопать дверями и отправлять   «в бухгалтерию». Приходится уметь выстраивать взаимоотношения с окружающими по принципу минимизации. И так в жизни есть вещи, которые «берут на себя эту почётную миссию». Особенно на бытовом уровне. Например, выброшенный на красивый газон мусор. Казалось бы, меня это не касается, а неприятно. Эстетически особенно. Но и здесь есть нюанс, многое зависит от эмоционального фона, в котором я пребываю на тот или иной  момент. Но я стараюсь на жизнь смотреть философски. И во всяких жизненных ситуациях  непременно найти что-то положительное и приятное. Плюсы есть, их лишь надо рассмотреть. Другое дело, насколько человек обладает способностью разглядеть в негативе положительные проблески. Я же считаю, что их искать непременно надо. Все болезни от нервов, от плохого настроения, от депрессии… Сам грешу порой подобным, и меня в эти моменты лучше не трогать. Но зато умею «сам себя приводить в порядок», настраиваясь на позитив, потому что так жить правильнее и легче. Жизнь, а я говорю об этой конкретной жизни, даётся один раз. И тратить её на какие-то бытовые мелочи (на самом деле) и предаваться печали?.. Каждый день, просыпаясь утром надо благодарить небеса, что нам подарен этот день, и за прожитый вчерашний. Что будет завтра,  в действительности никто не знает.

Фотопортреты: Александр Данилов

Журнал FUROR № 25

ЛЕТНИЙ СЕЗОН в ОТЕЛЕ FAIRMONT BAKU

ОТКРЫВАЯ ЛЕТНИЙ СЕЗОН ОТЕЛЬ FAIRMONT BAKU

ПРЕДСТАВИЛ НОВОГО ШЕФ ПОВАРА

Отель Fairmont Baku настоящая жемчужина в россыпи luxury отелей Баку. Гордо возвышающийся над городом комплекс Flame Tower, одна из башни которого и есть сам отель, стал достойным обрамлением открытой террасы у бассейна, где и началась закрытая вечеринка для журналистов и блогеров посвящённая открытию летнего сезона лаунж-бара «H2O».

465A8717

Открывающийся прекрасный вид на Каспийское море и город с высоты 5-го этажа, знаковые Огненные Башни за спиной, лёгкие коктейли… Особое настроение, создаваемое специально приглашённым DJ AKG. В расслабленной атмосфере за непринуждёнными беседами приглашённые то и дело подходили к бассейну и шезлонгам уже намечая следующее посещение гостеприимной террасы. Тем более, она примыкает к роскошному спа-центру ESPA, что позволяет получить ни с чем несравненное удовольствие комплексной заботой о себе…

Особую гордость отелей всегда составляли шеф-повара – это своеобразная элита, что определяет во многом «лицо отеля». Отель Fairmont Baku предлагает своим гостям восемь различных ресторанов с видами на древний Внутренний город Баку и просторы Каспийского моря. Это заведения на любой вкус: от модных бистро до фруктовых баров и изысканных ресторанов, среди которых особые место занимает Fairmont Gold Lounge, где прошла вторая часть вечера. Fairmont Gold Lounge – это часть концепции отеля в отеле, где пять верхних этажей занимают номера Fairmont Gold, обсуживающиеся дворецкими и имеющими отдельную частную гостиную из панорамных окон которой можно наслаждаться видом города и моря с высоты, придающим этому зрелищу непередаваемые чувства.

В Fairmont Gold Lounge журналистов и блогеров ждали кулинарные изыски от нового Шеф-повара отеля Талха Баркын. Меню представленное Шефом Баркын включало нежнейшие закуски, пикантное второе блюдо и изысканный десерт.

блюдо от талха баркын

За плечами Талха Баркын более пары десятков лет профессиональной деятельности. Семейные рецепты, передающиеся из поколения в поколение, стали основой его интереса к кулинарии, который стал расширяться, как только Талха стал открывать для себя различные культуры и новые вкусы. Первым местом Работы Талхи был ресторан его дяди в 1993 году, где он с удовольствием готовил блюда турецкой кухни. Позитивные отзывы гостей ресторана вдохновили его на дальнейшие достижения на этом поприще. Впоследствии он проработал в качестве повара, а затеми шеф-повара в лучших отелях Дубая, Индонезии, Таиланда, Турции и Китая, включая Madinat Jumeirah в Дубае, Ritz Carlton Стамбул, Hilton на Мальдивах, в отеле Shangri-La Hotel Гуаньчжоу, Shangri-La Hotel, Чиангмай.

Путешествуя по миру, Талха год за годом оттачивал свое кулинарное мастерство, а сами путешествия впоследствии стали для него главным вдохновением для создания необычных творений на кухне.

талха баркын

Первое знакомство шефа Баркын с сетью отелей FRHI состоялось в Swissôtel Bursa, где он проработал около двух с половиной лет. Когда появилась новая возможность в компании шеф Баркын не смог отказать и вдохновленный городом и его историей присоединился к команде отеля Fairmont Baku в 2016 году.

Шеф Баркын твёрдо верит, что свежие, доморощенные продукты являются обязательным условием для хорошо приготовленного блюда. Талха высоко ценит значение и происхождение ингредиентов и всегда пытается создавать блюда, которые могут в полной степени раскрыть природные вкусы используемых продуктов.

В настоящее время Шеф Баркын заведует тремя уникальными ресторанами отеля Fairmont Baku. Он считает, что главным отличием этих ресторанов является то, что каждый ресторан предлагает своим гостям совершенно уникальный опыт кулинарного искусства.

italian bistro

А вечер для приглашённых продолжился на террасе Italian Bistro, где после ужина гости смогли насладиться ароматным чаем и кальяном, аромат которого стал достойным заключительным аккордом замечательного мероприятия от отеля Fairmont Baku.

 

fairmont

СПРАВКА О FAIRMONT

Отели и курорты «Fairmont Hotels & Resorts», представляют собой уникальную коллекцию роскошных объектов по всему миру, в том числе и Шанхайский Fairmont Peace Hotel, отель The Plaza в Нью-Йорке и The Savoy в Лондоне. Великолепные отели этого люксового бренда могут похвастать атмосферой, сочетающей в себе как старинные традиции, так и самые современные элементы дизайна и функциональности, доброжелательным персоналом, предлагающим самое высококачественное обслуживание, и возможностью окунуться в совершенно разные культуры. Наряду с повсеместным вкладом в общественную деятельность и охрану экологии, «Fairmont», кроме того, прославился и благодаря своему ответственному подходу к вопросам туризма, и удостоенной множества международных наград программе «Зелёное Партнерство». «Fairmont» принадлежит компании FRHI, одному из мировых лидеров в области гостиничного бизнеса, владеющей более 130 отелей и жилыми объектами класса «люкс» под брендами «Fairmont», «Raffles» и «Swissotel».

2

Для резервации и дополнительной информации пожалуйста заходите на www.fairmont.com.

Махмуд Салах. Моя миссия

dsc03862_redtalk

С чем чаще всего ассоциируется Азербайджан за рубежом? Первыми называются Баку, Гыз галасы, Flame Towers, мугам… Последний завоевал любовь иностранцев раз и навсегда. Концерты исполнителей этого искусства собирают аншлаги, а слушатели из раза в раз пытаются постичь высоту и глубину этой музыки. Мы же, выросшие и впитавшие с детства ее прелесть и волшебство, редко задумываемся о философской составляющей мугама. Более того, современное исполнительство постепенно нивелирует изначальность этой подоплеки, а в эфирах все чаще и чаще начинает звучать «поп-мугам», ориентированный на огромную массовую аудиторию. Плохо это или хорошо, оценивать не мне. Но, к счастью, и сегодня есть люди, посвятившие себя внимательному изучению и сохранению азербайджанского нематериального наследия, прошедшего долгий путь и по сей день оставшегося привлекательным и манящим в путешествие по дороге через века…

Махмуд Салах – имя, которое за границами нашей республики привлекает множество ценителей древнего восточного искусства исполнения мугама. Его концерты весьма редки на родине. Он признан лучшим исполнителем на гавале среди современников. Помимо концертной деятельности Махмуд Салах занимается исследованиями музыки Ближнего и Среднего Востока, а также преподает в Азербайджанской национальной консерватории и в Азербайджанском государственном институте искусств. Он известен как создатель уникального в своем роде тара, способного одновременно воспроизводить звучание семи инструментов Востока (тар, канон, сетар, сантур, ситар, саз и уд) и обладающего богатым полифоническим звучанием, которое сопоставимо с исполнением оркестра.  Создатель и художественный руководитель мугамного ансамбля «Qədim Şərq», новаторский стиль исполнения которого базируется на традиционных основах мугама. При этом каждая музыкальная композиция в исполнении ансамбля обретает своеобразное звучание. Ансамбль был представлен на многих зарубежных сценических площадках, музыкальных радио- и телеканалах.

По словам Махмуда Салаха, достижения последних лет напрямую связаны с его продюсером Ольгой Кравченко, чья преданность и любовь к мугаму позволили и самому исполнителю сосредоточиться на творческом процессе, что не могло не сказаться и на качестве публичных выступлений. С Ольги и начался наш разговор не только о музыке, но и о философии, религии и многом другом, многое из чего, оказывается, является составляющей мугама…

Ольга. Мугам – великое искусство и достояние Древнего Востока. Несмотря на то, что я выросла в окружении иной музыкальной культуры, я уже всем сердцем полюбила мугам, и искренне стремлюсь сделать его еще более узнаваемым в различных странах, довести до широкой общественности всю красоту и глубину этой удивительной музыки.

И как же вас «угораздило»?

О. Два года назад я познакомилась с Махмуд муаллимом, который постепенно, шаг за шагом вводил меня в прекрасный мир мугама. Много говорили о том, что предшествовало нынешнему состоянию мугама, что происходит с ним сегодня, о перспективе его развития. Вот так… постепенно осмысливая теоретическую информацию и практически вслушиваясь в красоту мугама, я «втянулась» в этот чудный мир. Я знаю, что существует четкое разделение: есть люди искусства, а есть люди, продвигающие его. На Западе изначально заложена эта схема, что значительно облегчает жизнь творческой личности, давая возможность не отвлекаться на различные организационные вопросы, позволяя максимально сосредоточиться на процессе создания «предмета искусства», к чему можно отнести и музыку. И если таковой дуэт состоится, то это «играет на руку» обеим сторонам.

Махмуд муаллим, как работается с российским представителем?

Махмуд Салах. Комфортно. С Ольгой у меня просто прекрасные взаимоотношения. Я работал с разными людьми, но взаимопонимание достигалось не всегда. В случае же с Ольгой, все совершенно уютно и удобно. И это не смотря на то, что она раньше работала в сфере отличной от музыки. Ей как профессионалу, имеющему опыт работы в крупных компаниях, ничто не мешает быть таковым и в сфере музыкальной индустрии. В моей практике было сотрудничество с людьми, принадлежащими к сфере моей деятельности, что нередко приводило к недопониманиям ввиду различности взглядов на творческий процесс. Нельзя навязывать личное восприятие музыки артисту, ведь только он контактирует с публикой и является творцом. В то же время, артисту необходимо четко выполнят рекомендации продюсера касательно стратегии развития и продвижения. Умение находить компромисс – качество, немаловажное в работе. Как и способность самостоятельно находить решения, учитывая множество аспектов и нюансов. Продюсер не тот, кто приносит и уносит что-то, а тот, кто умеет организовать «пространство» для развития и продвижения. Конечный результат, выносящийся на суд зрителя – слаженные действия всех.

О. Как говорится в азербайджанской пословице: «Из одной ладони не извлечь аплодисменты». По профессии я маркетолог, и со сферой продвижения и PR я знакома профессионально. Но вопрос: «Что продвигать?» достаточно актуален. Ведь это должно быть не только финансово привлекательно, но и близко в духовном плане. Так случилось, что именно знакомство с Махмудом муаллимом открыло невероятной красоты мир мугама, а в нем меня заинтересовал именно этот человек, как истинный мастер своего дела. Есть неписанный закон: если продюсеру самому не нравиться то, что он продюсирует – проект обречен на провал. Хочу отметить еще один аспект: ведя переговоры с различными структурами и обращаясь к ним от имени Махмуда Салаха, я абсолютно свободна в своих действиях, при этом стопроцентно учитываю интересы лица, которое представляю.

dsc03855_redtalk

Махмуд муаллим, по сведениям, что я могла почерпнуть из Интернета, на мой взгляд, вы не просто исполняете мугам. Там есть еще философская подоплека.

О. Дело в том, что ценность Махмуда Салаха не только в его ипостаси исполнителя мугама и руководителя художественного ансамбля. Он исследователь, в течение долгих лет искавший уже потерянное с течением времени, чтобы возродить искусство мугама как науку, каковым он изначально являлся. Основываясь на открытых им принципах науки мугам, Махмуд Салах смог возродить древний 13-струнный тар, с которым мы не единожды выступали с докладами в научных кругах, где ученые с восторгом приняли и поддержали результат многолетнего труда. Обсуждения проходят достаточно бурно, но от главного аргумента не уйти – реконструированный тар своим особенным звучанием завораживает не только признанных ученых и знатоков мугама, но и несведущих в мугаме слушателей, а это основной признак совершенства инструмента. Музыка должна проникать в сердце слушателя, привнося в него свет, а если этого нет, то это не музыка, а игра на физиологических рефлексах. И я с уверенностью могу сказать, что Махмуд Салах исполняет не тот распространенный сегодня «попсовый» мугам, составленный из мертвых клише, а ту его «живую» форму мугама, что звучала под сводами зороастрийских храмов и дворцов в глубокой древности.

Махмуд муаллим, а зачем вам это все? Не почему, а именно – зачем?!

М.С. Во-первых для сохранения истинной традиции мугама для потомков. Но не только для них… Я считаю это своим долгом перед Всевышним, который дал мне это стремление. Так что мои изыскания неспроста. Это миссия. А она дается не каждому. Да, можно возразить, что каждому свое, но… Мугам – это своего рода религия. А когда заходит разговор о религии, то мы словно чего-то боимся. Но в ней нет ничего опасного. Надо бояться лишь тех, кто себя отождествляет с ней, соблюдая лишь внешнюю оболочку, совершенно не интересуясь самой сутью. Музыканты, стремящиеся к популяризации по принципу «здесь и сейчас», во многом сходны с миссионерами, якобы несущими слово Божие, а на самом деле лишь желающими таким образом возвыситься над остальными. Правда, существуют исключения, но история, к сожалению, сохранила огромное количество негативных примеров. Я не выделяю сейчас ни одну из мировых религий. Человеку в своей природе заложено стремиться к Всевышнему, и не важно, к какой религии он принадлежит и какие молитвы читает. Никто не имеет гарантию вечной жизни на земле. Наши души лишь обладают таковой, попадая на небеса. А раз это происходит – значит, есть некая миссия, предложенная человеку. Я — не исключение из правил. И не имеет значения, осознаю ли я ее конечную цель, важно лишь то, что Всевышний ведет меня по предназначенному пути, и лишь Ему дано давать оценку моей деятельности. Я являюсь лишь мостом.

О. Программа, с которой мы сейчас отправляемся в гастрольный тур по Европе и России, так и называется «Между прошлым и будущим». И, на мой взгляд, для будущих поколений важно, что сегодня живет человек, который возрождает и передает мугам в его истинной традиционной форме. Замечу, что Махмуд муаллим продолжатель музыкальной династии.

М.С. Я родился для того, чтобы связать свою жизнь с музыкой. Я могу точно обозначить время, когда осознал свой путь. В четыре года. Я почувствовал, что хочу играть. Взял в руки инструмент отца и… А почему, зачем?.. Сам не знал. Тогда я перестал чувствовать себя, исполняя музыку. Уже в шестилетнем возрасте выходил на профессиональную сцену и играл на нагаре, специально заказанной для меня отцом, с пятиминутным соло. И тогда мне аплодировал зал, стоя в течение двадцати минут, настолько проникновенным было мое исполнение. Помню, еще один яркий случай, когда начал играть, сидя на балконе, и настолько ушел в музыку, что перестал замечать все вокруг. А под балконом уже собралось много людей. Очнулся, когда пришли мои родители. Мой отец тогда обратил мое внимание, что играл я уже на публику без страха. А я играл-то для себя! Подобное состояние «отключенности» сопровождает меня на протяжении всего творческого пути. Это уже давно не секрет, что даже на концертах ухожу в какой-то «транс», словно подключаюсь к источнику «чистой музыки». А слушатели это чувствуют, пропуская через себя. Особенно за границей, где мугам невероятно востребован.

Почему же у нас в Азербайджане так малоизвестно имя Махмуда Салаха?

О. Это был мой первый вопрос при знакомстве. Сама удивлялась, когда начала сотрудничество с ним. Его знают в США, Великобритании, Германии, Средней Азии, России и т.д. Да, именитые зарубежные музыковеды, музыканты, и ценители, глубоко разбирающиеся в мугаме, знакомы с его творчеством. И в этом году одна из поставленных задач — знакомство с творчеством Махмуда Салаха и ансамбля «Qədim Şərq» более широкой аудитории азербайджанских ценителей мугама.

На мой взгляд, вряд ли можно разделить Махмуда Салаха на музыканта и ученого, потому что творчество и научные изыскания в его случае взаимосвязаны.

О. Вы правы. Ввиду того, что Махмуд муаллим является также преподавателем, у него есть много учеников, последователей… Он был наставником для многих ныне известных музыкантов, многие из которых зачастую забывают упомянуть о своем учителе и наставнике.

Но ведь глядя на успехи своих, даже неблагодарных учеников…

М.С. Да пусть никогда и не упоминают! Все зависит от самого человека, его воспитания, того места, которое он, по своему разумению, занимает в жизни. Главное, чтобы они шли благодаря своим способностям, а не за счет других. Мне предпочтительней подниматься вверх по лестнице, а не воспользоваться лифтом. Ни одно благосостояние не стоит того, чтобы я поступился душой.

dsc03877_redtalk

Насколько мне известно, вы наотрез отказываетесь от зарубежных предложений, связанных с переездом из Азербайджана в другую страну.

М.С. Подобные предложения поступают и по сей день, а я по-прежнему живу у себя на Родине. Помню, на одном из телеканалов, был задан вопрос о том, что было бы, если бы я родился в другой стране, а не в Азербайджане. На что я дал однозначный ответ: «Если бы таковое имело место быть, не было бы того Махмуда Салаха, который есть сейчас!».

Почему такая привязка к Азербайджану. Ведь музыка не имеет границ! Мугам же можно играть как в Сумгайыте, так и на Самоа, например…

М.С. Можно, конечно. Есть, например, в США музыкант Джеффри Вербок, известный американский специалист по мугаму, который в 40 лет, поддавшись очарованию мугама, начал учится этому искусству, и теперь представляет его на разных площадках.

А разве может исполнять мугам человек, далекий от азербайджанской культуры?

М.С. Да. Это касается духовной стороны человека.

О. По духовной сути и возможностям ее развития все люди едины.

М.С. Я уже говорил, что мы все отправимся в Вечность. Там не будет разделения на принадлежность к тому или иному народу. Если человек нашел себя в духовности, выбрал правильный путь и с честью и достоинством его прошел, то он получит свое место на небесах. Ведь такие люди начинают отличаться от остальных в плане позиционирования себя в этом мире. Даже если бы я не сразу осознал свое предназначение, то спустя некоторое время все равно пришел бы к глубокому изучению мугама и искусству его исполнения. Азербайджан не просто место, где я родился, это моя духовная родина. По решению Всевышнего я появился на свет именно здесь. И здесь источник энергии, подпитывающей меня.

dsc03832_redtalk

Да, я припоминаю, как многие, кто занимается экстрасенсорикой, говорят, что Азербайджан – место прямого выхода Силы.

М.С. И они не лгут. Я даже уточню – центральное. Я часто обращаюсь к написанному в Святой Книге. Как-то внимательно вчитавшись, неожиданно для себя понял, что есть фраза, которая в переводе означает: «Начинается в Баку и заканчивается в Мекке». Правда, многие научные исследователи могут обвинить меня в «передергивании», но не зря же представители многих религиозных течений на протяжении многих столетий стремились сюда. Возьмите нашу Девичью башню. Если смотреть на нее сверху, то ее форма одновременно напоминает и шестерку, и девятку. Факт неоспоримый. Глядя со стороны Мекки получаем цифру «96». У Аллаха 99 имен, а 96-е – «Аль-Бааки». Думаю, стоит более вдумчиво посмотреть на древний символ нашего города. Башня состоит из семи верхних уровней, а восьмой уровень — подземный. Настоящий возраст башни исчисляется тысячелетиями, а предназначение так и не разгадано. Примечателен факт, что никакие катаклизмы, проистекавшие за столь долговременный период, никак не затронули это строение. Думаю, разгадка в самом имени Аллаха, первое имя которого в примерном переводе: «Не было ничего до Аллаха», а девяносто шестое: «Ничего не будет видно после него». Линия очевидна, потому что именно эти два имени имеют такое четкое определение, остальные имеют иную трактовку. Два святых для мусульман места связаны между собой, и это закреплено в Святой Книге. Да и что скрывать, Азербайджан – сам по себе уникальное место. Даже в Торе есть место, где упоминается его территория. В истории, когда Моисей просил Бога передать ему знания. На что Господь отправил его к человеку, который жил в Хызре. А ведь это наши Хызы, откуда я родом. Значит, все не просто так! Поэтому я не перечу, не пытаюсь что-то делать в противовес, а занимаюсь своим делом, своей миссией, коим и посвящу все оставшиеся годы до момента, когда меня призовет Всевышний.

Фотопортреты: Адыль Юсифов

Журнал FUROR, № 20

WARCRAFT. Осязание легенды!

Историческая справка:

Стратегия в реальном времени Warcraft: Orcs and Humans была выпущена компанией Blizzard Entertainment в 1994 году для DOS. Чуть позже её «перевели» для Mac OS. События, происходящие по сюжету в игре, относились к Первой Великой (или просто Великой) войне происходят в мире Азерот. Очередная версия ожидается в 2016 году.

Это сегодня, в век IMAX персонажи легендарной игры приобрели объём. А ведь я ещё помню «плоский мир» Warcraft, который я страстно исследовала. Правда признаюсь честно, в не совсем честном режиме. А именно, в режиме «Бога», когда знание ключей позволяло не выходить из игры практически целый день.

Я уже давно не играю в Warcraft, но с нетерпением ждала эпохального 26 мая 2016 года. И чувства были весьма смешаны, и вновь вернулось ощущение юности, и мысли, вперемешку с воспоминаниями. А уж вопросов-то!..

Оговорюсь сразу же, фильмы такого плана я смотрю, в основном, чисто с кинематографическим интересом. Для меня важна техническая составляющая и художественная подача. Они были практически безупречны.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Высочайший класс визуальных эффектов формата IMAX и профессионализм соответствующего отдела креативной команды фильма. Уровень технического исполнения картины удовлетворит даже самых требовательных любителей компьютерных игр. Трудно сказать, сколько именно человеко-часов было затрачено в течение двухлетнего периода пост-продакшна. Но столь реалистичные персонажи, созданные посредством интегральных усилий воображения и технологического прогресса, кажется, не выглядели еще никогда. Если критерий восприятия, выражающийся эпитетом «прекрасно» отнести не к далекой от идеалов красоты человеческого тела внешности орков, а к проработанности их облика, отблескам в их глазах и прочим нюансам, то они действительно прекрасны.

Почти два часа я с удовольствием «путешествовала» по знакомому миру. Художники не стали «изобретать колесо», а подарили, в первую очередь, поклонникам игры узнаваемые черты замков, военного обмундирования и оружия, флоры и фауны Вселенной Warcraft. И это было невероятно здорово. Я вновь видела мурлока!!! Пусть пару-тройку секунд, но всё-таки!!!

Прекрасный мир Азерот, что уже успел подзабыть страшные битвы и оттого его население счастливо жило под властью короля Ллэйна. Гномы, эльфы и люди заключив взаимовыгодные союзы, наслаждаются благоденствием и покоем. Пока однажды…

Я искренне была благодарна художникам, что просто перенесли на широкий экран всех персонажей без глобальных изменений. Разве что некоторым подубавили возраста. Но злой волшебник Гул’Дан – это «песня»! Конечно за жутким внешним видом с помутнёнными зелёными сполохами глазами совершенно неузнаваем Дэниэл Ву.

Хотя, в одной из сцен поединка можно сразу признать мастера боевых искусств, уж очень лихо расправляется он с соперником. Беспощадность и поглощающая жажда власти чувствуется в каждом жесте и повороте. Но Гул’Дан именно такой, каким я помню его в игре, что не может не радовать. Потому что зло, всегда должно вызывать сильные эмоции.

Впрочем, остальные представители Вселенной Warcraft не уступают по силе визуальной подачи. Прекрасный король Ллэйн, с глазами повзрослевшего Бэмби и красавица королева Тариа, воплощение любви и заботы. Этот дуэт Доминика Купера, которому роль Ская в мюзикле «Mamma Mia» принесла огромную популярность и Рут Негга, в которой сложно узнать одну из агентов «Щ.И.Т.», столь она нежна, оставляет светлые чувства.

лотар

Первый рыцарь Андуин Лотар, помолодевший в киноверсии, но не менее страстно верящий в справедливость. Трэвису Фиммелу, которого можно узнать разве что по глазам, уж очень «экипирован» его герой, не впервой держать в руках «серьёзный» меч, на мой взгляд, сериал «Викинги» стал прекрасным подспорьем для вживания в роль командующего войсками Штормграда.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Понятно, что ни один мир, подобный Вселенной Warcraft не мыслим без магии. Она здесь на каждом шагу. Даже пистолет по версии гномов и тот воспринимается словно нечто волшебное. А маги в фильме примечательные. Тирисфаль Медив (Бен Фостер), вроде бы хороший парень и, по совместительству, последний из хранителей, но у которого с рождения не все в порядке с головой, и потому совершенно не помнящий, как связался со Скверной и открывший портал из мира орков в Азерот. Очаровательный в своей «неуклюжести жажды знаний и свободы» юный маг Кадгар (Бен Шнетцер), за внешностью простака которого скрывается отважный человек.

Итак, мирный уклад жизни Азерота был нарушен.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

В стремлении дать своему клану шанс на выживание, вождь клана Северных волков Дуротан со своей женой, вынашивающей дитя, в числе других орков пересекает магический портал Гул’Дана, питающегося жизнями других существ. Казалось бы, стоит быть признательным тому, кто вернул к жизни таким способом новорожденного сына. Однако Дуротан (Тоби Кеббелл) – орк, чтящий законы и порядки своего народа, когда в чести справедливая сила (да-да, есть и такая). Он понимает, что светлое будущее, замешанное на крови и боли, что так приятна тёмному магу, не построить. А тут ещё и вождь Чернорук (Клэнси Браун) беспрекословно подчинившийся Гул’Дану и не особо симпатизирующий клану Северных волков. Понимая, что орки уже не те, Дуротан пытается заключить союз с людьми бросает отчаянный вызов жизнепоглощающему магу.

Выбор – это та самая красная линия, что идёт сквозь всё повествование фильма. Его делает каждый персонаж, я бы сказала целые народы, населяющие Азерот. И за каждым выбором стоит судьба. Отдельная, но тесно вплетённая во множество. И не всегда есть возможность объяснить этот выбор окружающим. Весьма часто мы выносим суждения о каких-либо действиях даже не пытаясь услышать иную сторону.

Вселенная Warcraft – это история не противостояния орков и людей. Скорее, это история о любви и преданности: идеалам, традициям, правилам, незыблемым основам, которые вроде бы общие, но для каждого свои.

Это история о великой жертве, когда жизнь одного может спасти многих, объединив во едино ещё вчерашних несогласных.

А ещё это история о многоликости любви. Даже самой невероятной, которая могла случится, если бы не… выбор… Который предстоит сделать тем, кто ещё только раздумывает над тем вопросом: «Идти в кинотеатр или нет». Поверьте, оно того стоит. Даже тем, кто не относится к фанатам игры. На Warcraft непременно надо сходить и просто для того, чтобы посмотреть на отличную, сочную картинку. Великолепно поставленные битвы, прорисованные реалистично орки.

Спорной для меня остался образ полуорчихи Гароны в исполнении Полы Пэттон, внешность которой воспринимается как не очень хороший маскарадный костюм. А вот магия и спецэффекты выглядят очень натурально и в то же время узнаваемо.

Картина Дункана Джонсона (и в этом его большая заслуга как автора) это подлинная новелла, заставляющая проникнуться симпатией к каждому из героев и пожалеть о том, что вы провели в реальности магии и скверны только лишь два часа.

Сохранить

Сохранить

Leblanc Mirabeau Маленький и быстрый

Скорость любят все. Кто-то больше, кто-то меньше. И каждый хоть раз мечтал прокатиться с ветерком на шикарном автомобиле по пустой дороге.

Хорошо потрудившись, специалисты известной автомобильной компании Wysstec сумели собрать очередной суперкар-болид, который вскоре решили выставить на серийное производство. По словам опытных специалистов: «По ровной дороге его можно разогнать до 370 кмч, при весе всего 785 кг», однако в Ветциконе считают, что эту желтую ракету можно разогнать до 400 км/ч.

Leblanc Mirabeau — это один из самых редких суперкаров современности. Его цена на европейском рынке составляет около 600 тысяч евро. Специалисты считают, что это лучший автомобиль в истории компании.

Швейцарская фирма Wysstec – «суперкарбильдер», надо признать, знатный. Построенные в Ветциконе автомобили описываются в европейских СМИ не иначе как одни из самых выдающихся в истории автомобильного транспорта. И если они еще недостаточно хорошо известны рядовому автолюбителю, вины в этом швейцарских «мастеровых» нет. Уж больно специфична техника, которую они «прячут» в темных, плохо освещенных ангарах на Хофтштрассе, 101. Философия Wysstec – прикладное применение высоких технологий в области машиностроения и материаловедения. Иными словами, желание и возможность строить, с одной стороны, супермощные, с другой – суперлегкие автомобили из углеволокна, титана, магния.

В линейке Wysstec две модели, которые выпускаются под торговой маркой Leblanc: Caroline и Mirabeau. Обе выполнены в соответствии с требованиями FIA, предъявляемыми Международной федерацией к автомобилям, претендующим на участие в Ле Мане в классе спортпрототипов. Правда, Caroline для привлечения «гражданских» лиц получил в свое распоряжение жесткую крышу. У Mirabeau такого изыска нет. Его стихия — асфальт гоночной трассы, завывание мотора, скорость, борьба.

Leblanc Caroline укомплектован сравнительно скромным 2-литровым турбированным мотором с расположенными в ряд четырьмя цилиндрами. При этом он стоит 425 тысяч евро, весит 785 кг, выдает «на гора» 512 л.с. максимальной мощности и разгоняется до 341 км/час.

Leblanc Mirabeau превосходит его по всем параметрам и способен, по заявлению разработчиков, отобрать у Koenigsegg CCR диплом, выданный экспертным советом «Книги рекордов Гиннесса» как самому быстрому в мире дорожному автомобилю. Притом, что «булькающий» в его чреве мотор рабочим объемом – тот же самый, что стоит на Koenigsegg. И не стыдно, спрашивается…

Leblanc Mirabeau

В производстве Leblanc Mirabeau широко используется кевлар, карбон и труднопереводимый на русский язык особый сорт резины – unobtanium, который сегодня применяют изготовители оправ для очков. В результате «сухая» масса автомобиля составила 812 кг. Это примерно на треть меньше, чем у Porsche Carrera GT или Saleen S7, на 358 кг – чем у Koenigsegg CCR, на 570 кг – чем у Ferrari.

Базовый мотор – не единственное, что позаимствовал Leblanc Mirabeau у шведского суперкара Koenigsegg. Точными данными наши швейцарские друзья делиться не торопятся, однако умные люди заявляют, что указанная в спецификации 6-скоростная «последовательностная» трансмиссия – не что иное, как 6-ступенчатая «механика» изготовлена специалистами компании Cima в Италии по эксклюзивному заказу Koenigsegg. Стоит ли на «Мирабо» тот же самый переключатель на орбитальной кулисе (является частью так называемого «часового» механизма смены передач, разработанного в лабораториях Koenigsegg Automotive Ltd.), выяснить не удалось. Известно лишь то, что вдобавок к стандартному селектору для Leblanc Mirabeau в качестве опции предлагается полуавтоматический механизм Semiautomatic Gear Shifting за 52 тысячи евро. Не слишком дорого для автомобиля, который без налогов в Европе продается за 478 тысяч евро.

 

Кузов
Открытый двухместный автомобиль длиной в 4,55 м. Кузов автомобиля полностью выполнен из углеволокна и должен удовлетворять всем требованиям как FIA, так и органов технического надзора.


Двигатель и трансмиссия

Под капотом Leblanc Mirabeau скрывается алюминиевый двигатель объемом 4,7 литра, оснащенный компрессором. Он оснащен турбонагнетателем Lysholm Screw Compressor, который имеет несколько преимуществ по сравнению с традиционным центробежным компрессором. Он создает большее давление наддува на более низкой скорости вращения двигателя, таким образом, улучшается как разгон, так и управляемость на низкой скорости. Время запаздывания во время переключения передач и открытия/закрытия дросселя снижено до минимума. Двигатель мощностью 700 л.с. (крутящий момент – 850 Нм) соагргегатирован с 6-ступенчатой секвентальной коробкой. Мощность двигателя передается на задние 19-дюймовые колеса.


Салон
Салон автомобиля был оптимизирован для максимальной скорости и разгона. За доплату можно будет заказать множество опций, начиная от кондиционера, отделки кожей и заканчивая жестким съёмным верхом.

 

Сразу видно, что компания решила идти своим путём в достижении высококлассных технических характеристик. Конечно, автомобили неординарны, но считаются одними из лучших, поэтому получили восторженные отзывы. Leblanc Mirabeau – двухместный спорткар, который тягается с современными суперкарами на равных.

Можно отметить интересную тенденцию компании. Большинство европейских, а особенно американских гиперкаров постоянно увеличивают объём и мощность двигателя. Здесь же всё наоборот.

Купить Leblanc Mirabeau захотят многие любители гоночных трасс. По своей сути, жёлтая ракета Leblanc Mirabeau мощностью в 700 лошадиных сил предназначена для гоночных трасс, но также имеет официальное разрешение для эксплуатации в нормальных городских условиях. Машина из Швейцарии с превосходным разгоном обойдется недёшево.